Андрей Головачев (golovachev) wrote,
Андрей Головачев
golovachev

Category:

происхождение видов: субъективно о различиях между горным туризмом и альпинизмом



В начале августа мы подошли к финишу 45-дневного марафона в самом суровом районе Кавказа, и наши волосы побелели от яростного солнца, наша кровь до предела наполнилась гемоглобином, а наши глаза стали чуточку глубже. Наша палатка стала нам домом, а вечерние лавины со стены -- телевизором. Все, осуществленное ранее в этом году -- силовые и аэробные тренировки в зале, скитур в Хибинах, две недели беговых лыж в Финляндии, месяц скалолазания в Греции -- вдруг сложилось в более-менее разумный тренировочный план, который позволил подойти к горам на пике формы, а через три недели, полностью акклиматизировавшись, мы уже бежали впереди инструктора и подносили рюкзаки отстающим.

Погода потворствовала наглым планам -- удалось забраться на восемь четырехтысячников трудностью вплоть до 3Б, с нуля закрыть третий спортивный разряд по альпинизму с серьезным превышением и наконец-то переквалифицироваться из диванных альпинистов в настоящих.



Хотя горные туристы и альпинисты копошатся в одной песочнице, их дисциплины концептуально разнятся, и это, безусловно, накладывает свой отпечаток на используемые технические приемы и тактические подходы. Как известно, если с туриста снять рюкзак, то турист упадет вперед. Поэтому рюкзак обычно не снимают, но провешивание веревок на всех мало-мальски сложных или страшных участках возводят в ранг императива, и в целом в шкуре туриста чувствуешь себя довольно безопасно.



В альпинизме тяжелого рюкзака нет, но очень, очень мало времени -- не помогает даже выход в три часа ночи. Поэтому пациенты привязываются к разным концам веревочки -- хорошо если не сильно перебитой -- и, зажмурившись от страха, одновременно бегут по маршруту, причем чем трухлявее скалы и острее гребни по которым бегут несчастные -- тем они доблестнее. Все это называется "хождением на индивидуальной технике". Закрепить веревку альпинисты считают ниже своего достоинства, ведь скорость -- это безопасность, а быстро работать с веревками мало кто умеет.



Если серьезно, то даже на нашем, детском уровне альпинизм -- это вполне себе экстремальный спорт, а в словосочетании "безопасность в альпинизме" есть порядочная доля лицемерия. За первые две, самые простые горы я натерпелся столько страха, сколько не испытывал за несколько горных походов вместе взятых. Одно время в припадке истерики я даже перестал муфтовать карабины: зачем утруждать себя такими мелочами, если только что, карабкаясь над пропастью по полочке из ненадежных скал, ты вытянул на себя каменный блок размером с чемодан и чуть не улетел вниз вместе с ним и своим партнером по связке. Потом притерпелось, и за вторую смену я уже заработал от инструктора характеристику "на маршруте спокоен и уверен", а для себя решил что буду безжалостно бить ногами участников и инструктора за любое неоправданное нарушение техники безопасности. А как иначе, если проводишь отпуск в месте, где по статистике -- два трупа в год? (В 2014 эта "норма", к сожалению, уже выполнена.)



Все впечатления в альпинизме предельно концентрированы в сравнении с туризмом. Где-то в районе третьей и четвертой категории трудности проходит граница между однодневными и многодневными маршрутами, как следствие приходится шевелиться, иначе можно схватить холодную ночевку. Зачастую, особенно если постоянно работаешь первым, не хватает времени чтобы полноценно перекусить -- приходится рассовывать шоколадки по карманам как патроны, питьевая система чтобы на ходу потягивать воду из рюкзака становится насущной необходимостью, а делать впечатляющие фотографии на маршруте под силу лишь виртуозам.



В туризме ходовой день больше 8 часов считается преступлением, а в альпинизме судороги в ногах после 15 часов непрерывной пахоты (а ведь бывает и много больше!) -- совершеннейшая норма. При этом на высоте пить надо много -- по пять-шесть литров в день. Больше, если не успел переодеться и сильно потеешь. Вода в ручьях -- талая, пустая и жажды не утоляет. На маршруте, разумеется, голые скалы и лед -- как унести на себе столько воды? На первых двух восхождениях мы практически не пили, а на спуске еле волочили ноги. Потом догадались выклянчить в медпункте "Регидрон" -- порошок из минеральных солей, которым лечат обезвоживание после поноса. Полутора литров воды с таким порошком на человека впритык хватало на одного человека на восхождение.

Зато после пары дней запредельной концентрации и ощутимых физических нагрузок возвращаешься в уютный базовый лагерь с тремя барами, горячим душем и трехразовым питанием по звонку -- а туристы пусть грызут свои сухари..


Tags: альпинизм, мысли, тупизм
Subscribe

  • (no subject)

    а мне одному кажется что Дэвид Линч скопировал образ Боба с железнодорожного мужика из сна Анны Карениной? скоро в прямом эфире - список прочитанных…

  • про коммитменты

    Большой опыт организации всяческих мероприятий научил простой истине: в подавляющем большинстве случаев по первой реакции человека на какое-то…

  • про виртуальную реальность

    Друзья идут в крутой поход на Камчатке на 5 (пять) недель: пешком в долину Гейзеров. Мероприятие очень ответственное, к нему готовились почти год. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • (no subject)

    а мне одному кажется что Дэвид Линч скопировал образ Боба с железнодорожного мужика из сна Анны Карениной? скоро в прямом эфире - список прочитанных…

  • про коммитменты

    Большой опыт организации всяческих мероприятий научил простой истине: в подавляющем большинстве случаев по первой реакции человека на какое-то…

  • про виртуальную реальность

    Друзья идут в крутой поход на Камчатке на 5 (пять) недель: пешком в долину Гейзеров. Мероприятие очень ответственное, к нему готовились почти год. И…